ЖЕСТОКАЯ Фрум Хайкина — ЖЕНА ЩОРСА

Фрума Хайкина

Александр ЯСЕНЧУК

12 января 1919 Богунский полк 1- й Украинской советской дивизии под командованием Николая Щорса занял Чернигов. Командир полка докладывал в штаба 1 — й Украинской советской дивизии: «первым Богунским полком с боем взят Чернигов. Захваченные 2 трехдюймовые пушки, много пулеметов, винтовок и др. Кроме того, взята автомобильная колонна и панцирный и боевой дивизион…»

Вечером черниговцы на городской площади приветствовали богунцев. Николаю Щорсу вручили ленту с надписью: » За храбрость товарищу Щорсу от товарищей красноармейцев восьмой роты». Сейчас эта картина находится в фондах музея Вооруженных сил СССР в Москве.

Через некоторое время Николай Щорс погибнет от выстрела чекиста, как сейчас считает большинство историков.

ПРИКАЗ — РАССТРЕЛ

А теперь о жене Николая Щорса — Фрум Ефимовну Хайкин. Для красного террора и уничтожения врагов большевистского режима советская власть создала ЧК — «чрезвычайную комиссию», которую возглавил Феликс Дзержинский. В городке Унеча, что на Стародубщине, ЧК возглавила жена Щорса Фрума Хайкина, которая родилась 1896 года в Новозыбкове. Ее преторианской гвардией стали китайцы, казахи и представители других национальностей, которые были собраны Временным правительством для строительства железной дороги.

жена Щорса Фрума Хайкина

О ее жестокости остались воспоминания. «Фрума Ефимовна Хайкина — небольшого роста, черненькая, худенькая, смелый и энергичный командир — гроза буржуазии. Она жестоко расправлялась с врагами советской власти. Достаточно ей было узнать о недопустимом настроение белогвардейца или буржуя — эксплуататора: «Расстрел» — приказывала Фрум. И китайцы эту миссию выполняли безотказно» , — пишет один из участников гражданской войны. Расстреливала Фрума Ефимовна не только идейных врагов революции — интеллигенцию, но и богатых крестьян, которые упорно не желали отдавать своего выращенного зерна.

Осенью 1918 года Тэффи, известная российская писательница, Аверченко, известный российский сатирик и юморист, и еще несколько человек оформили в Москве документы на выезд из Советской России в Киев. Однако местные органы власти по общему распоряжению большевистского правительства пользовались такими полномочиями, что те документы не только не гарантировали, что начальство пограничного пункта действительно пропустит тех, которые уезжают в Украину, они не гарантировали даже того, что это начальство оставит их живыми. Уничтожив людей по своей воле, местные представители власти даже не превысили бы своих полномочий, о незаконной конфискации имущества не приходится. Выезжать из России Тэффи и Аверченко пришлось через Унечу. О том, с чем они столкнулись в Унече и как там работала жена Щорса Фрума Хайкина, вспоминали оба. Аверченко в своем пародийном письме Ленину кратко и весело написал так:

» Ты тогда же отдал приказ задержать меня на ст. Зерновой, но я совсем забыл тебе сказать перед отъездом, что поеду через Унечу. Не ожидал ты этого?

Кстати, спасибо тебе. В Унече твои коммунисты приняли меня замечательно. Правда, комендант Унече — знаменитая курсистка товарищ Хайкина сначала хотела меня расстрелять. «За что?» — Спросил я. — «За то, что вы в своих фельетонах ругали большевиков». Я ударил себя в грудь и закричал обиженно: «А вы читали мои последние фельетоны?» — «Нет, не читала». — «Да только тогда говорить! «А что» не приходится», я, признаться, и сам не знаю, потому что в последних фельетонах — ты прости, голубчик, за резкость — просто писал, что большевики — мошенники, убийцы и мародеры … Очевидно, тов. Хайкина не поняла меня, а я ее не убеждал».

(«Дружественный письмо Ленину от Аркадия Аверченко»)

По воспоминаниям Тэффи, Фрум Ефимовна за день до встречи с ними сожгла заживо российского генерала, тот провозил в чемодане «керенки» . В целом же, по воспоминаниям очевидцев, она уничтожила в Унече около 200 военных, которые пытались проехать в Украину.

Фрума Хайкина

Хая в кожаных штанах

В это время в Унече появляется молодой красавец Николай Щорс, который начинает формировать новую военную единицу. У него крутится много женщин. Например, медсестры Соня Алтухова и Антонина Розенблюм. А еще была Эсфирь Рогг — первый начальник политотдела дивизии, одесский политработник с подпольным стажем. В дивизии она пробыла недолго — ее отозвали.

По некоторым данным, в революцию Эсфирь пошла за романтикой приключений и не выдержала испытаний временем. В окружении молодых, красивых и энергичных мужчин увлеклась наркотиками и к 1920 году стала наркоманкой. Дальнейшая ее судьба неизвестна. Однако последующие события — восстания вновь сформированного полка им. Богуна, возникшее не в последнюю очередь благодаря жестоким действиям Хаи (расстреляла многих из повстанцев) и было направлено против нее и ее китайцев, сблизило двух командиров — Хайкин и Щорса.

«Вечером 21 сентября в политотделе собрался весь командный состав. К докладу готовился М. Щорс. Совещание еще не началась, как вдруг тишину поселка разрезала пулеметная очередь. Послышались выстрелы винтовок. В Богунском полку начался мятеж. Мятежники окружили помещение политотдела, штаб полка, ворвались в кабинет Н. Щорса, объявив его арестованным. Щорсу повезло бежать через окно. До 23 часов мятежники разгромили ЧК, арестовали нескольких командиров, захватили штаб полка, вокзал, телеграф, разогнали ревком, разрушили железнодорожный путь, а также послали делегатов к немцам и гайдамакам с приглашением занять Унечу». Восстание было подавлено, причем главную роль в этом выполнила Фрум: она бросила гранату прямо в толпу повстанцев, после чего исчезла.

После подавления восстания проблем больше не было. Фрум Ефимовна присоединяется к Щорсу и вместе с ним отправляется в поход на Украину, — очищая пулями и огнем землю от «врагов коммунизма».

О том, как она делала это в соседних Клинцах, сохранились воспоминания Клинцовского краеведа П. Храмченко ( книга «Мои Клинцы» ):

«По воспоминаниям моих близких и знакомых людей старшего поколения, после освобождения Клинцов от немцев и гайдамаков революционный порядок здесь устанавливала жена Щорса — Фрума Хайкина ( Щорс). Это была решительная и смелая женщина. Она разъезжала в седле на лошади, в кожаной куртке и кожаных штанах, с маузером на боку, который при случае использовала. Ее называли в Клинцах «Хая в кожаных штанах». В первый же день под руководством Фрум обнаружили всех, кто сотрудничал с гайдамаками (т.е. с гетманским правительством, руководивший Украиной во время немецкой оккупации 1918 г.) или сочувствовал им, а также бывших членов Союза Русского Народа (СРН ) и расстреляли на Горихивцах, на поляне за городским садом. Несколько раз поляна истекала кровью врагов народа. Уничтожалась вся семья, уже не щадили даже подростков. Тела расстрелянных людей были похоронены слева от дороги на Березцы, где в те годы заканчивались дома. Так начиналась гражданская война!»

Впоследствии Фрум становится женой Щорса и рожает от него дочь — Валентину .

Фрум Ефимовна находится у Николая вплоть до его смерти. 30 августа 1919 ее муж был убит.

ПРОФЕССИЯ — ВДОВА КОМАНДИРА

Неожиданно овдовела Хайкина предпочла спешно бежать подальше — до самой Самары — под предлогом необходимости похоронить Щорса так, чтобы петлюровцы в случае возможного отступления Красной Армии из Украины не обнаружили его захоронение и не надругались над телом.

Позже она работала главным образом «вдовой Щорса». В 20 — х — начале 30-х гг Хайкина создала из Щорсовских ветеранов значительное движение.

В интервью Радио «Свобода» в 2002 году А. Дроздов, «московский журналист» и «потомок Николая Щорса», говорил: «Сосредоточение внимания Сталина в 1935 году на фигуре Щорса — это не слепая фантазия, НЕ вдохновение какое-то. Щорс никогда не исчезал как герой гражданской войны, и задолго до того, как на него обратили внимание в Кремле, существовало Щорсовское движение, которое, кстати, организовывала вдова Щорса. Это объединение бойцов 44- й дивизии, то есть Семеновского партизанского отряда, 12- й дивизии, который, насколько я помню, в начале 30 — х годов насчитывало примерно 20 тысяч человек. Они собирались. Была группа актива. Инициатор и организатор этого дела — жена Щорса Фрума Ефимовна Ростова. Она работала в Народном комиссариате просвещения».

Далее был фильм Довженко и канонизация Щорса на государственном уровне — все по приказу Сталина, и для Хайкин наступило «хлебное» время. В 1937-1938 гг она присутствовала на репетициях оперы «Щорс » — следит за качеством исполнения. 1942 г. Фрум вместе с дочерью Валентиной напутствует Щорсовскую дивизию, направляется после разгрома и восстановления воевать на Сталинградский фронт.

Л. Якубов, ветеран этой дивизии, вспоминает: «После ожесточенных боев весной 1942 года в районе Старого Оскола наша Щорсовская дивизия оказалась в окружении. Из него удалось выйти с большими потерями, после чего дивизия была направлена на укомплектование в Приволжский военный округ, в город Барыш Ульяновской области, где в течение нескольких месяцев и готовилась к новым боям. В этот период в ее полках были вдова Н. Щорса Фрума Ефимовна Ростова — Щорс и ее дочь Валентина. Они присутствовали на красноармейских собраниях и митингах, выступали с рассказами о боевом прошлом легендарной дивизии. Воины с большим вниманием слушали их рассказы и перед отправкой на Сталинградский фронт дали клятву приумножать героические боевые традиции дивизии».

Уже с 30- х годах Фрум жила под псевдонимом «Ростова » ( Ростов — Щорс) вместо прежней фамилии Хайкина ( Хайкина — Щорс) . Когда именно и почему она предпочла так «русифицироваться» — надо исследовать документы.

Умерла Ф. Хайкина в августе 1977 года в Москве. Там же и похоронена. При подготовке материала использована информация независимого городского портала Унеча unecha.org и интернет -сайта «Унеча: взгляд из Южно-Сахалинска».

Умерла Ф. Хайкина в августе 1977 года в Москве

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Comments are closed.